Зачем нужна Олимпиада

Вокруг слишком много успокаивающих текстов и слишком много потрясающих фотографий – все это примиряет с действительностью и заставляет забыть о многомерности сочинских Игр. Олимпиада получилась плоть от плоти русской – со всеми этими рассказами про воровство и недоделки, с авральной работой в последний год, сделавшей невозможное и преобразившей Сочи, в день своего открытия она выглядит грандиозно и монументально. Нужно, конечно, было сильно постараться, чтобы так извозить имидж Олимпийских игр и спрятать его за знаменем коррупции.

Сочи

превратился не в символ скорого праздника, а в символ чего-то не слишком законного и потому не особенно приятного. Люди в массе своей не знают, кто, на чем и сколько, но знание не важно, когда есть такая удивительная уверенность – и когда есть один факт, что Олимпиада в Сочи стоит больше, чем все предыдущие Олимпиады вместе. В общем и целом – да, это потемкинская деревня, модель поведения, издавна используемая в России, когда хочется перед кем-нибудь покрасоваться.

Вопрос “Зачем это нужно?”, по большому счету, давно не стоит – ну, нужно ведь, нужно показать себя миру, улыбнуться ему, раскрыть ворота и впустить его внутрь, показав, какие мы хорошие, не только “Сатана” у нас, но и матрешки. В этом есть своя логика: ярмарка – еще не весь город, и у каждой ярмарки за поворотом есть трущобы, однако именно ярмарки и запоминаются в первую очередь, именно они и создают настроение и впечатления от страны. Едучи в Нью-Йорк, вы в первую голову отправляетесь на Таймс-Сквер, а не в серый Нью-Джерси, и помните вы Нью-Йорк по Таймс-Сквер. Ну да, в Нью-Йорке есть бомжи – а где их нет, с другой стороны; точно так же и сочинская Олимпиада – ну какие незакрытые люки, когда вон в Лэйк-Плэсиде гостей вообще селили в тюрьме.

Через Олимпиаду в Сочи Россия может не только показать себя миру, но и открыться – и она откроется. Конечно, весьма широкая прослойка этого совсем не хочет, по-прежнему осознавая себя в мире через противопоставление – вот и туалеты двойные в твиттере, очевидно, стали кознями госдепа. Но от превращения мира в единое целое никуда не деться, оно рано или поздно произойдет – потому что нет принципиальной разницы между индусом и шведом, мексиканцем и русским, потому что житель Москвы больше похож на жителя Берлина, чем на жителя Элисты. Поэтому движение навстречу – правильное. Для этого России и нужна так сильно сочинская Олимпиада – нужна даже, может быть, больше, чем мы это представляем.

Она должна вытащить под микроскоп все эти исконно русские минусы, над которыми мы смеемся, но которые, по-хорошему, нужно в себе искоренять – лень, косность, разгильдяйство, казнокрадство, недружелюбие. Пока мы не перестанем глупо и кокетливо хихикать над ними, пока мы не признаемся в них сами себе, ничего не изменится – Россия так и будет сидеть в своем медвежем углу, зыркая на остальных исподлобья и считая их вторым сортом. А ведь меняться нужно. Посмотрите, с какой скоростью движется мир вокруг – девяностые годы уже кажутся чем-то запредельно далеким, нулевые тонут в дымке. Сочинская Олимпиада происходит очень вовремя, ее осталось лишь правильно преподнести и интерпретировать – она не должна быть выставкой достижений народного хозяйства, она должна стать окном не в Европу уже, но в мир.

Она получилась плоть от плоти русской – но это и замечательно: если мы увидим свои недостатки через такую мощную лупу, то может быть хотя бы тогда насторожимся и начнем меняться.



Зачем нужна Олимпиада