Тема транспорта в русской литературе XIX века

Русская классическая литература многогранна и необыкновенно глубока. Темы и проблемы, затронутые в ней, охватывают все сферы человеческой жизни, все стороны и уголки человеческой души. Поэтому, используя слова В. Г. Белинского, русскую литературу 19 века можно назвать “энциклопедией русской жизни”.

19 век (особенно его последняя четверть) – век развивающейся техники, век начинающегося бурного прогресса. Изменение условий жизни, конечно, повлекло за собой и изменение психологии человека, его образа жизни и внутреннего уклада. Это

отразилось, безусловно, и в произведениях русских писателей. Так, начало 19 века – это эпоха телег, кибиток, лошадиных упряжек. Еще герой Н. М. Карамзина из “Писем русского путешественника” отправлялся в свое путешествие по разным странам в кибитке – “телеге или санях с крытым верхом”.

За границей русский путешественник пересел в более цивилизованное транспортное средство – “коляску”. Но и оно не спасло его от плохих немецких дорог: “Дороги везде прескверные, так что надобно ехать все шагом, и даже самые улицы в маленьких городках и местечках так дурны, что с трудом проехать можно”. Герой замечает, что в его время стало модным путешествовать. Карамзин запечатлел в своих “Письмах” тот момент, когда в сознании русского человека произошел важный перелом – границы сознания его соотечественника стали расширяться. Он почувствовал себя не только жителем России, но и гражданином мира, не утрачивая при этом любви к Родине.

Думаю, во многом этому способствовала эпоха Просвещения, а также набирающий силу сентиментализм. Прогрессивный современник Карамзина почувствовал потребность не только насытить свой разум, но и душу: обогатиться впечатлениями, познакомится с новыми интересными людьми, насладиться наследием потомков. Транспорт, доступный в то время, способствовал неспешному размеренному путешествию, с долгими остановками на постоялых дворах, обогащению новыми впечатлениями. Время Пушкина – это тоже эпоха телег и колясок. Поэт, отражая окружающую его реальность, связал воедино человеческую жизнь и телегу в метафоре “телега жизни”.

В одноименном стихотворении поэт уподобляет жизнь езде на телеге. Неумолимый ямщик – время – везет телегу жизни. Время не остановится, не сделает передышки, паузы.

Поэтому человеческая жизнь пролетает быстро (“телега на ходу легка”), несмотря на все тяготы и заботы, которые могут ее сопровождать. С помощью эпитетов Пушкин раскрывает весь драматизм быстротечности человеческой жизни: “ямщик лихой”, “седое время”. Вообще, на мой взгляд, это стихотворение наполнено удивительной, только Пушкину присущей, гармонией, любовью к жизни, пониманием и приятием ее законов. Поэтому можно с полной уверенностью говорить об оптимистичности стихотворения “Телега жизни”.

В романе Пушкина “Капитанская дочка” основным средством передвижения главного героя – Петра Гринева – служит кибитка, та же самая телега, только с крытым верхом. Это транспортное средство, простое, “без претензий”, символизирует, на мой взгляд, людей того времени. Они привыкли жить по старинке, руководствуясь патриархальными законами и традициями. Их темп жизни соответствовал скорости телеги – медленной, размеренной, спокойной.

И люди были счастливы, живя такой жизнью. Но исторический вихрь вмешался в жизнь, разрушив привычные устои, каноны, судьбы. Именно в кибитке, направляясь в Белогорскую крепость, Гринев попал в страшный буран, дикую метель.

Как мы помним, вывел на правильную дорогу Петра и Савельича мужик в “худеньком армяке”, который оказался самим Пугачевым. Эта встреча с “государем-императором” стала для Гринева судьбоносной, сделала его участником серьезнейших исторических событий и изменила его личную судьбу. В “Мертвых душах” Гоголя мы встречаемся с другими видами повозок, запряженных лошадьми. Так, поэма открывается эпизодом, когда на постоялый двор города N въезжает бричка – “легкая полукрытая повозка”.

В ней в город въехал главный герой произведения – Павел Петрович Чичиков. Это средство передвижения в какой-то степени, как мне кажется, передает характер героя: легкий на подъем и различные авантюрные идеи, более подвижный, современный. Ведь Чичиков в романе является олицетворением новой силы, нового общественного класса, зарождающегося в России, – капитализма. В конце первого тома “Мертвых душ” Чичиков и вовсе пересаживается на тройку – “старинную русскую запряжку лошадей.

Тройка была придумана для быстрой езды на длинные расстояния”. Тройка символизирует саму Россию, несущуюся вдаль. Куда? Зачем? Что ждет ее впереди?

Эти вопросы автор оставляет без ответа. Он бы и сам хотел узнать будущее своей Родины, но оно покрыто мраком и для автора. Знаменательно, что в этой тройке едет Чичиков, вернее, уже не едет, а несется вдаль во всю прыть. Тем самым Гоголь показывает, что будущее страны – за такими дельцами, авантюрными предпринимателями, как этот герой.

Вторая половина 19 века – время ускоренного развития техники, промышленного бума, время новых идей. Начало этой эпохи отразил в своем романе “Отцы и дети” И. С. Тургенев. В первой же главе мы встречаем упоминание тарантаса – “четырехколесной конной повозки на длинных дрогах (продольной раме), уменьшающих дорожную тряску в длительных путешествиях. Была распространена в России первой половины XIX века”.

На этой повозке в деревню к отцу приезжает Аркадий Кирсанов и привозит погостить своего друга – Евгения Базарова. Николай Петрович же приехал на коляске – более “благородном” и “аристократическом” виде транспорта. Сочетание этих двух транспортных средств, таких разных, говорит о сочетании в жизни героев, Кирсановых, в первую очередь, дворянского и деревенского.

Ведь Кирсановы давно превратились в помещиков, живущих в своей деревне и редко выезжающих в город. Да и образ жизни их прост и неприхотлив. Даже “аристократ до кончиков пальцев” – Павел Петрович – был вынужден принять эти “правила игры”, хотя и пытался вести “светский образ жизни” в деревне. Знаменательно, что Базаров садится именно в тарантас. Тем самым он, разночинец и нигилист, демонстрирует свою близость к народу, а, скорее, протест против дворянских обычаев, подчеркивает свое отличие от них.

Герой рассказа Чехова “Ионыч” доктор Старцев ездит на “тройке с бубенцами”. Это, мне кажется, один из символов его омертвения, деградации. Ведь в то время, когда происходит действие рассказа, этот вид транспорта уходит в прошлое. И лишь в провинциальных городах, до которых еще бог знает когда дойдут новые веяния, люди продолжают жить по старинке. Так и Ионыч, добившись материального благополучия, все больше и больше опускается духовно, деградирует, опошляется, умирает.

Финальная часть рассказа просто потрясает читателя. От прежнего Дмитрия Ионыча не осталось и следа. Перед нами обрюзгший, капризный, злой, бездушный старик, страдающий от ожирения.

Чехов подводит итог этой жалкой жизни: “Он одинок. Живется ему скучно, ничто его не интересует”. Таким образом, тема транспорта в русской литературе 19 века чрезвычайно интересна.

Она не только дает представление об образе жизни людей той эпохи, но и служит в художественных целях: раскрывает психологическое состояние героев, дает им “внутреннюю” характеристику, прослеживает развитие их характера, выявляет авторский взгляд на происходящее.



Тема транспорта в русской литературе XIX века