Так что же это за личность – учитель

Школьные отметки еще потому не могут быть объективными, что оценивают наших детей живые люди – со своими проблемами, взглядами, целями, со своим характером и со своей психологией. И говоря об оценках, нельзя не сказать несколько слов и о личности учителей – и о том, как с кем из них лучше общаться.

Часто, когда говорят “школа”, имеют в виду как бы единый механизм. Однако на самом деле это не так: при всей своей организованности школа все равно состоит из живых людей – в первую очередь учителей. И каждый – живой человек, личность,

со своими достоинствами и недостатками, и особенности этой личности не могут не накладывать отпечатка на весь учебный процесс.

У любого учителя, как и у любого другого человека, есть свои планы, мечты, цели и взгляды на жизнь – увы, не всегда совпадающие с тем, что приходится ежедневно рассказывать у доски…

Образ учителя в наших фильмах о школе либо откровенно романтизирован и идеализирован, либо столь же откровенно очернен. В общем, тот же подростковый черно-белый подход: либо все хорошо, либо все плохо. А на самом деле так в жизни не бывает, и у любого явления есть свои нюансы, как положительные, так и отрицательные.

На все логичнее смотреть с реалистической точки зрения. И увы, первая мысль относительно сегодняшней школы – таким вот воспетым ранее идеалистическим учителем быть за сегодняшнюю практически виртуальную зарплату – невозможно.

И какие бы идеалы мы ни воспевали, наших детей все равно учат реальные живые люди, которые когда-то закончили пединститут и пришли работать в школу. И чтобы их понять, следует вначале подумать о том, а с какой целью они это сделали?

В общем-то сегодня профессия учителя (если не идет речь о преподавателях элитных школ) не слишком популярна. Зарплата, как уже было сказано, несущественна, престиж профессии резко упал, а нагрузка, в том числе психологическая – что называется, по самое некуда. Так что же привлекает людей в школу?

Все зависит от качеств личности учителя. А таких качеств, определяющих влечение человека к профессии педагога, на самом деле не так уж и много.

Способность “работать на публику” – основное качество талантливого педагога любого “ранга”: от воспитателя детсада до профессора университета. Такой человек по своей природе нуждается в том, чтобы на него смотрели и его слушали – но при этом сам обладает достаточным умением привлекать чужое внимание, яркой образной речью, и артистичностью в принципе. Такой учитель выложится, что называется, до конца – только бы заинтересовать учеников, чтобы они увидели буквально своими глазами то, что он рассказывает, и увлеклись этим!

Люди, умеющие красиво и образно рассказывать, были учителями еще в те первобытные времена, когда не было ни досок, ни тетрадей, ни карт и атласов – и только демонстративная личность, имеющая прежде всего актерские задатки и образную речь, могла достаточно наглядно передать ученикам навыки поддержания огня или охоты на мамонта. И сегодня именно демонстративный учитель, способный ярко и эмоционально излагать предмет, быть искренне увлеченным и увлекать слушателей, является самым результативным педагогом. Но разумеется, все хорошо в меру.

Если артистичность – через край, и основной целью учителя становится привлечь внимание не к предмету, а к своей персоне – это не слишком хорошо.

Демонстративный учитель способен к любым перевоплощениям не только в классе. Если перед учениками он может (смотря по ситуации) быть и строгим наставником, то вне класса, в походе или в спортзале, он вполне способен на время перевоплотиться в ровесника своих подопечных и вместе с ними подурачиться на отдыхе, поспорить о новом фильме или книге (именно на их языке). Кстати, именно в силу его актерских, демонстративных потребностей и способностей у него прекрасно срабатывает главный принцип успешного обучения “Учиться играя”.

Учитель с такими качествами часто тяготеет к различного рода экспериментам, которые не всегда вызывают удовольствие у администрации. Но всегда имеют основную цель – привлечение внимания к предмету, повышение интереса учеников. Так что если его не зашоривать планами и отчетами (увы, пока это не всегда возможно) – он будет достаточно яркой личностью в школе, причем не сам по себе, а именно как результативный педагог.

У одного такого преподавателя литературы был по плану открытый урок. Приходит комиссия и видит – дети изучают творчество Лермонтова, а по программе в этот период должно идти творчество Пушкина. Комиссия недоумевает после урока: мол, что это вы, почему тема не соответствует программе? “Видите ли, – ответил с улыбкой педагог, – я помню программу, но насколько вам известно, сейчас по телевидению идет ретроспектива фильмов по произведениям Лермонтова.

И получая информацию, тем более наглядную, из нескольких источников сразу, дети лучше почувствуют творчество поэта, проникнутся им, полюбят… Мы даже на уроках не только по учебнику работаем, но и обсуждаем эти фильмы. А Пушкина мы чуть позже пройдем, ничего ведь не случится?!”

Плюс к тому у такого учителя очень редко бывает тихо в классе. Тишину на уроке он воспринимает чуть ли не как личное оскорбление – мол, детям скучно, и буквально втягивает их в диспуты по предмету, где-то даже подыгрывает, давая “противоположную”, спорную точку зрения, чтобы спровоцировать обсуждение. Увы, такое преподавание тоже не всегда совпадает с общепринятыми административными нормами.

Но если этого педагога оценивают по достоинству – ему обычно быстро предлагают сделать карьеру : к примеру, пойти работать завучем. А педагог обычно не соглашается – потому что он получает удовольствие от работы с живыми детьми, а не с бумажками… Этому учителю от своей профессии нужна не руководящая должность, не власть, а прежде всего – признание публики (точнее, учеников). Пожалуй, из всех учителей именно такие – наиболее выраженные бессребреники.

Они именно признанием учеников и их успехами получают основную плату от своего труда. Более того, женщины-учительницы с такими качествами нередко признаются, что их мужья – бизнесмены “спонсируют” их работу в школе, и позволяют женам ходить на эту работу именно ради удовольствия…

Второй основной тип учителей – те, которые стремятся, чтобы все в жизни шло по порядку и по правилам, и чтобы эти правила знали и выполняли все окружающие. В их характере, как правило, не так много восторженности и романтики – в любом случае, гораздо больше трезвого приземленного расчета. Они всегда знают, как надо.

И в пединститут пошли только из-за того, чтобы всех окружающих этим правилам обучить и что важнее, всех заставить эти правила неукоснительно соблюдать. Такие личности вполне могли бы сделать карьеру в любом другом месте – от бизнеса до политики, потому что другое их качество – потребность во власти, а точнее, специфическое отношение к власти. Они легко угождают своему начальству, но при этом им физически необходимо иметь подчиненных, которыми можно манипулировать, на которых можно прикрикнуть, а при случае и унизить.

И увы, часто такие люди идут в учителя только потому, что именно школа дает учителю практически неограниченную власть, причем не только над учеником, а скажем, еще и над его родителями.

Что касается планово-отчетной части работы – здесь такие педагоги в своей тарелке: у них всегда все четко расписано, аккуратно оформлено и выполняется – ни на шаг от запланированного! В их преподавании почетное место отведено раз и навсегда сформированной методике. В особо тяжелых случаях вообще не идет речь ни о каком творчестве и самостоятельности ученика: все должно быть по плану и четко совпадать с инструкциями.

А на основе степени совпадения ставится, соответственно, и оценка.

Понятно, что такие учителя – любимцы школьного начальства. Кстати, у них на уроке всегда тихо и в классе железная дисциплина – правда, зачастую в результате подавления и откровенной муштры. Как правило, никаких дискуссий во время учебного процесса не проводится, никаких спорных мнений не допускается.

Иногда такой учитель диктует ученикам даже то, как оформлять тетради: чтобы у всех были одинаковой величины поля с одинаковой стороны, одинаковый стиль оформления записей и даже ручки с одинаковыми чернилами…

В общем-то это больше администраторы, а не учителя. И возможно, совсем не плохо, что они со временем идут вверх по карьерной лестнице и отдаляются от детей… Потому что фактические знания они дают великолепно, но вот развитию логического мышления у них научиться сложно.

Пожалуй, единственный навык, который они дают в полной мере – это железная дисциплина, когда приказы не обсуждаются.

…В общем, вот такой получился “полярный” портрет. Понятно, что учителя в школах вовсе не так четко делятся на два типа – каждый чем-то отличается от другого. Но два основных качества, заставляющие людей идти в педагоги в нынешних условиях, присутствуют в той или иной мере у каждого учителя. И нащупывая стратегию общения с каким-то конкретным учителем, следует присмотреться – чего в нем больше (потому что одно качество вовсе не исключает другого), и следовательно, как с ним стоит вести разговор, чтобы быть услышанным. Скажем, демонстративному педагогу в диалоге иногда надо откровенно подыграть, а перед любителем власти и правил притвориться подхалимом.

В общем-то, ребенку даже полезен тренинг общения с таким педагогом-администратором: впоследствии любой его начальник, от бригадира до генерального директора, наверняка будет обладать в какой-то мере такими же качествами. Как раз именно здесь (разумеется, при грамотной коррекции родителей) хорошо срабатывает известная установка “Слушаю приказ, пока при вас”.

Но нельзя не отметить, что есть и еще мотивация, чтобы пойти учиться в пединститут – причем на определенный факультет. Здесь не так бывает выражена и властность, и демонстративность, и вообще среди выпускников этого факультета нередко людей с педагогическими задатками не так уж и много, просто практически все его студенты (точнее – студентки) обременены достаточным количеством мифов о своей будущей профессии. Эта профессия – учитель начальных классов.

До сих пор на этом факультете конкурс – один из самых высоких. Потому что вроде бы преимущества очевидны: прежде всего, наверняка учеба не будет сложной. Ведь чему там учить первоклашек, мы все уже и так знаем, значит – иных манит высшее образование чуть ли не “на халяву” (к слову сказать, это приманка в основном для людей с высокими запросами и невысоким интеллектом). Потом кажется, что общение именно с первачками лишено многих накладок учительской профессии – мол, с подростками скандалить гораздо сложнее, а тут дети будут слушаться…

И третье – учитель в начальной школе для ребятишек бог и царь. Поэтому в эту профессию идут и те, кто по жизни обделен вниманием других и у кого откровенно страдает самооценка.

То есть получается, что портрет учителя начальных классов получается тоже не очень-то привлекательным… Но спасает ситуацию то, что подавляющее большинство выпускников факультета начальных классов до этих самых классов просто не доходит. Ибо уже в процессе обучения становится понятно: все, что расценивалось как преимущество профессии, оказалось настоящими мифами. И учиться сложно, и программа непростая, и с детишками работать трудно – потому что они переходят в новый статус школьника и уже достаточно напряжены и порой неуправляемы. К тому же учителю начальной школы приходится иногда детям и сопли, извините, вытереть, и в туалет ребенка сводить во время урока, и чуть ли не покормить ученика в столовой…

К тому же учить детишек приходится не столько грамоте, сколько межличностному общению и адаптации во взрослой жизни. А это, как выясняется, и не каждому взрослому хорошо известно. Для всего этого нужна прежде любовь к маленьким ученикам – вот как раз те, у кого эта любовь есть, пройдя отсев в процессе учебы, и попадает в школы.

Вообще в сфере образования давно обсуждается идея сделать в пединститутах некоторый экзамен на профпригодность – помимо знаний по установленным предметам проверять и то, насколько человек в принципе может быть учителем. Способы предлагались разные – от рекомендаций из школы до психологического тестирования. До сих пор вопрос не решен именно из-за его неоднозначности: нет критериев, нет тех же оценок.

Нет, в конце концов, специалистов, которые бы сделали это качественно и не повторили тех ошибок, что и школьная оценочная система. Поэтому пока психологического “отбора” нет – и увы, среди учителей вашего ребенка может оказаться и откровенный самодур, и моральный садист, и несдержанный в эмоциях скандалист, и даже педофил.

Но общение с учителем – это одна из составляющих взрослой жизни ребенка, подготовка его к общению вне стен школы, где никто не проводит предварительного отбора – насколько годен тот или иной человек общаться с вашим чадом? Поэтому, уважаемые родители, не погнушайтесь все-таки лично знакомиться с учителями, наблюдать за ними и с ними общаться. А также в рамках той же подготовки к школе, а то и на протяжении всех школьных лет развивайте у ребенка умение следовать некоторым правилам безопасности.

В частности, сам ребенок пусть знает, на что способен и как это оценивается; сам себя уважает – настолько, чтобы не вступать с учителем в бесполезный спор.

И главное правило общения с разными учителями – пользоваться известной пословицей: “Боже, дай мне сил изменить то, что я могу изменить, терпения – чтобы вынести то, что я не могу изменить, и разума – чтобы отличить одно от другого!”



Так что же это за личность – учитель