Преемственность русской литературы (Оды. “Вольность” А. Н. Радищева и А. С. Пушкина)

Я то же, что и был и буду весь мой век: Не скот, не дерево, не раб, но человек! А. Радищев Радищев, вынашивая революционные идеи свержения самодержавия, создает оду “Вольность”. Сколь последователен он был в отрицании тирании, столь смелым был и в поэтическом экспериментаторстве.

Для прославления политической и гражданской свободы поэт избирает традиционный жанр оды. Но что же остается в ней от традиции классицизма? Ведь Радищев воспевает не выдающегося полководца и не государственного деятеля и, тем более, не монарха. Полемично само

начало произведения: О! дар небес благословенный, Источник всех великих дел, О вольность, вольность, дар бесценный/ Позволь, чтоб раб тебя воспел.

Пушкин же, осуждая и казнь народом французского короля Людовика XVI, и убийство дворянами-заговорщиками Павла I, выступает за ограничение самодержавия “законом”-конституцией: Приди, сорви с меня венок, Разбей изнеженную лиру… Хочу воспеть Свободу миру, На тронах поразить порок…

Тираны мира! трепещите.’ А вы, мужайтесь и внемлите, Восстаньте, падшие рабы!.. Лишь там над царскою главой Народов не легло страданье, Где крепко с вольностью святой Законов мощных сочетанье. Радищев же в своей оде доказывает право народа на казнь царя-тирана.

Народ – создатель всех благ земных, и царь, возомнивший, что он истинный Господь, а не народ, “преступник из всех первейший”. Ликуйте, склепанны народы. Се право мщенное природы На плаху возвело царя. Ода “Вольность” Радищева – первое слово русской революционной поэзии – содержит в себе призыв к революции и выражает его в соответствии с принципами эстетики поэта.

Подлинный творец, утверждал Радищев, открывает согражданам “разнообразные стези познания”, никчемна поэзия без мысли – “тощий без мыслей источник словесности”. Пушкин ценил значение поэзии Радищева, его вклад в русскую литературу. Недаром в первоначальном варианте стихотворения Пушкина “Памятник” была строка: “вослед Радищеву восславил я свободу”. В оде “Вольность” Александр Сергеевич с юношеской безрассудностью и смелостью восклицает: Самовластительный злодей!

Тебя, твой трон я ненавижу, Твою погибель, смерть детей С жестокой радостию вижу. Читают на твоем челе Печать проклятия народы. Ты ужас мира, стыд природы. Упрек ты Богу на земле. Пушкин утверждает, что лишь закон должен главенствовать в жизни, он один может служить залогом справедливости и счастья народов.

И днесь учитесь, о цари: Ни наказанья, ни награды. Ни кров темниц, ни алтари Не верные для вас ограды. Склонитесь первые главой Под сень надежную Закона, И станут вечной стражей трона Народов вольность и покой.



Преемственность русской литературы (Оды. “Вольность” А. Н. Радищева и А. С. Пушкина)