Необычайные успехи изобразительных искусств в Италии

Огромный идейный поворот, произведенный эпохой Ренессанса во всех областях культуры, получил блестящее выражение в сфере изобразительных искусств – архитектуры, скульптуры и живописи, которые достигли в Италии эпохи Возрождения не виданного ни в одной стране Европы расцвета. В этом поразительном расцвете изобразительных искусств выразилось особенно полно величие эпохи, ее передовые устремления, весь огромный сдвиг, происшедший в сознании людей Ренессанса, обратившихся к культу земной жизни и чувственной красоты. Архитектура, скульптура

и живопись итальянского Ренессанса несравненно ярче литературы этой эпохи выражают ее культурные достижения и идеологически возвеличивают эти достижения.

Их расцвет связан с общим подъемом материального благосостояния итальянских городов, с признанием самоценности материальной культуры, с упрочением светской жизни и ростом благосостояния общественных верхов.

Необычайные успехи изобразительных искусств в Италии не могли не оказать влияния и на развитие словесного художественного творчества. Большинство проблем, поставленных и разрешенных в изобразительных искусствах, ставилось также в литературе и разрешалось ее специфическими средствами. Писатели итальянского Возрождения, подобно художникам той же эпохи, переключают религиозные сюжеты в земной план, овладевают искусством портрета и психологической характеристики героев.

Литература Ренессанса отмечена не только появлением новой тематики, но и обновлением всех средств поэтической выразительности, созданием новой поэтики. Эта поэтика характеризуется отчетливым поворотом писателей к реализму, который связан с постепенным отходом от присущего средневековой литературе аллегоризма.

Правда, старые символические приемы изображения далеко не сразу преодолеваются писателями раннего Ренессанса. Они играют еще весьма существенную роль в основных художественных произведениях Данте и, в частности, в его “Божественной комедии”, хотя Данте и был в некотором роде первым поэтом нового времени. Равным образом, у первых гуманистов – Петрарки и Боккаччо – мы находим немало отзвуков дантовской символики; однако эти моменты уже не играют ведущей роли в творчестве ранних гуманистов, и основная направленность их творчества была реалистической.

В их произведениях появляется стремление к передаче типичных черт и характерных деталей окружающей реальной действительности – это была специфическая черта творчества этих художников.

Для большинства писателей итальянского Возрождения характерна также восприимчивость к материальной, чувственной стороне людей и предметов, неизменно сочетающаяся с любовью к чувственной красоте и с заботой об изяществе формы. Широкий реалистический подход к действительности, присущий поэзии и прозе Ренессанса, соответствует появлению в живописи ракурса и перспективы, которые положили конец плоскостному изображению людей и вещей, отличавшему средневековые миниатюры. Соответственно этому поэтические образы лишаются прежней абстрактности, отпадает господство застывших формул и схем в описаниях и характеристиках, а в самой фабуле появляется стремление к максимальной индивидуализации. Изменяется также соотношение между развлекательным и дидактическим элементами в литературных произведениях.

Поучение вытекает теперь из самого повествования, стремящегося объективно отразить действительность, нарисовать жизненно правдивые образы.

Все писатели Ренессанса рисуют в своих произведениях борьбу человеческих страстей и тяготеют к созданию образов героев-индивидуалистов, наделенных сильными характерами, широко и полно воплощающими человеческие качества. Эти герои обычно изображаются свободными от порабощающих их общественных отношений. Это – люди, уже освободившиеся от феодальных пут, но еще не связанные моральными нормами буржуазного общества. Характеры таких героев получают у крупнейших писателей Ренессанса (и в первую очередь у Шекспира) титанические масштабы.

Такой титанизм характеров является одной из важнейших особенностей ренессансного реализма, отличающих его от более поздних форм реализма нового времени.

Другой характерной особенностью ренессансного реализма является широта показа действительности и смелое воспроизведение ее противоречий при одновременном ее лаконическом и концентрированном охвате.

В отличие от писателей-реалистов XIX в., стремящихся с исчерпывающей полнотой воспроизводить все формы действительности, все многообразные социальные категории современного общества, реалисты Ренессанса воспроизводят человечество в небольшом количестве масштабных образов, отличающихся большой типичностью и емкостью содержания. Писателям Ренессанса еще чуждо конкретное историческое чутье. Они изображают только современность и наделяют ее типическими чертами даже другие исторические эпохи в тех редких случаях, когда эти последние становятся объектами изображения (отсюда многочисленные анахронизмы, например, в юношеских романах и поэмах Боккаччо).

Новым элементом в литературе Ренессанса является также изображение природы, которая уже не символизирует (как это было у Данте) душевные переживания поэта, не должна свидетельствовать о благости божьей, а становится мила поэту своими реальными прелестями. Писатели Ренессанса, подобно современным им художникам-живописцам, стремятся изобразить пейзаж во всей его чувственной наглядности и пластической выразительности. Так, в XV в. гуманист Энеа-Сильвио Пикколомини упоминает “скалистые террасы, оттененные виноградом, круто спускающиеся к морскому берегу, где стоят между скалами вечно зеленеющие дубы, синие волнующиеся льняные поля, одинокие деревья и журчащие источники”. Такое живописное изображение природы решительно отличается от ее изображения у средневековых писателей, для которых пейзаж играл только утилитарную роль, как описание места действия, и не имел самостоятельной художественной ценности.

В отмеченном повороте к видению природы немало помогли также писатели античного мира, которые в высшей степени обладали умением видеть природу и наслаждаться ею.

В целях широкого синтетического обобщения реализм Ренессанса нередко вводит в изображение действительности элементы фантастического “домысла” и пользуется необычайной фабулой, рисующей чудесные капризы фортуны, неожиданные и необычайные обстоятельства.

Такой фантастический элемент тоже является характерной чертой ренессансного реализма, причем очень часто эта фантастическая струя в поэзии и прозе Ренессанса имеет народное, фольклорное происхождение. Народная лирика и народная сказка широко оплодотворяли творчество крупнейших ренессансных писателей разных стран (от Петрарки и Боккаччо до Рабле и Шекспира).

Особенностью и силой ренессансного искусства является его огромный положительный пафос. Даже плотская природа человека в ее низменных отправлениях рисуется в возвышенных чертах в силу отмеченного положительного пафоса ренессансного искусства. Великие писатели Возрождения создали целую галерею образов положительных героев, часто являющихся представителями народа (например, в драмах Лопе де Вега и Роберта Грина) или отражающими в своей судьбе трагическую участь народных масс и страстно ищущими выхода из противоречий эпохи (например, в трагедиях Шекспира).

Даже при трагическом исходе своей личной судьбы эти положительные герои сохраняют уверенность в конечной победе своих идеалов. Такой оптимизм, порождаемый верой писателей в силу человека и силу народа, является одной из характерных черт ренессансного реализма.

Следует заметить, однако, что ренессансный культ личности, освободившейся от подчинения феодальным и церковным авторитетам, рождал не только образы благородных героев, наделенных душевной чистотой, бескорыстием, правдивостью и великодушием, но и противоположные им образы хищных индивидуалистов, борющихся за утверждение в жизни любыми средствами. Такие индивидуалисты имеют уже отчетливо буржуазный характер, они наделены присущей буржуазии жадной погоней за прибылью, порождающей антиобщественный эгоизм и аморальность. Уже итальянский гуманист XV в. Поджо Браччолини писал о том, что великие деяния возможны лишь тогда, когда воля отдельных лиц нарушает закон большинства.

Теория “сильного человека”, нарушителя права и законов, использующего в личных целях все средства, вплоть до обмана, предательства и насилия, была развита в XVI в. Макиавелли, создавшим яркий образ такого героя-хищника в своей комедии “Мандрагора”. В дальнейшем такие образы хищных индивидуалистов, иногда называемых “макиавеллистами”, были особенно ярко разработаны в английской драме позднего Возрождения у Кида, Грина, Марло и особенно у Шекспира, доведшего до высшего совершенства образ придворного карьериста – льстеца и интригана (Яго в “Отелло”, Якимо в “Цимбелине”), а также гениально разработавшего другой образ хищника-индивидуалиста, стоящего у кормила государственной власти (Ричард III, Эдмунд в “Короле Лире”, Анджело в драме “Мера за меру”). Широкое распространение таких образов свидетельствует уже об осознании иллюзорности гуманистических идеалов и о крушении гуманизма в обстановке развивающегося первоначального накопления капитала с характерной для него насильственной экспроприацией народных масс и началом колониального грабежа новооткрытых земель.

Здесь, однако, кончается утренняя заря капиталистической цивилизации, именуемая Возрождением. Разложение феодализма и развитие капиталистических отношений в Европе вступают в новую стадию, на которой развитие литературы определяется другими закономерностями, чем те, которые были очерчены в данной главе.

Таковы некоторые существенные особенности реализма Ренессанса в том первом воплощении, которое он находит в Италии, на родине Возрождения.



Необычайные успехи изобразительных искусств в Италии