Мой прадед

Я должен все переупрямить,

Все вспомнить, бывшее окрест.

Тот, кто зачеркивает память,

На будущее ставит крест.

А. Абрамов

Все дальше уходит в историю Великая Отечественная война. О ней много рассказано, но самыми убедительными документами я считаю бесхитростные фронтовые письма, открытки скромных авторов, видевших войну своими глазами. А самыми правдивыми свидетелями невыносимых мук, героического подвига солдат являются их награды. Бережно хранимые и передаваемые от поколения к поколению, они являются данью памяти нашим

дедам и прадедам.

Мы, потомки, обязаны по крупицам собирать правду о войне, о неповторимой тяжелой работе, которую во все времена наши защитники называли “обыкновенным делом, которое должно добросовестно выполнять”.

Поколение, к которому принадлежу я, знает о войне, к сожалению, уже не из уст участников и очевидцев, а по рассказам их детей, фильмам, книгам. Но все-таки знать о ней надо! В нашей стране нет, наверное, семьи, которую обошла бы стороной эта страшная война. Вот и в моей семье есть участник тех великих сражений. Это мой прадед Ягупов Панфил Васильевич.

К сожалению, ни я, ни моя мама не видели его. О его судьбе мы узнали из рассказа моей бабушки, которая бережно хранит память о нем.

Великая Отечественная война началась для моего прадеда 22 августа 1941 года, когда его, отца пятерых детей (самой маленькой из них была моя бабушка, ей 21 июня 1941 года исполнился только один годик), единственного кормильцу в семье, призвали на фронт. В его военном билете я прочитал запись и узнал, что с августа 1941 года по январь 1942 он воевал в составе 1167 стрелкового полка и принял присягу 27 ноября 1941 года. Затем его перекинули в 365 стрелковый полк, где он воевал с января 1942 года по июль 1943 и участвовал в обороне Ленинграда.

За мужество, проявленное в боях, мой прадед Ягупов Панфил Васильевич, как и другие бойцы его подразделения, был отмечен медалью “За оборону Ленинграда”, которая была вручена 25 декабря 1943 года.

Не раз судьба испытывала его: был контужен, ранен, обморожен, – но выжил. Выжил для того, чтобы потом рассказать своим детям обо всем, что пришлось испытать, увидеть. Из справки №129 от 14 ноября 1943 года, выданной 179-м хирургическим полевым передвижным госпиталем, я узнал, что после лечения он был признан годным к нестроевой службе с ограничением ходьбы. И продолжилась служба для моего прадеда в рядах 98 отдельного строительного батальона в качестве пильщика.

К сожалению, не помнит бабушка, чем занимался дед конкретно, но то, что дошел до Берлина и встретил Победу – это точно. В его наградном списке вместе с медалью “За оборону Ленинграда” есть медаль “За участие в героическом штурме и освобождении Праги”, медаль “За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.”.

Держу в руках тяжелые медали, удостоверения к ним, перелистываю пожелтевшие, потрепанные листочки военного билета и книжки красноармейца, смотрю на старые, черно-белые немногочисленные фотографии моего прадеда и пытаюсь представить, сколько испытаний, тяжестей выпало на его долю, на долю всего советского народа.

Когда прадед вернулся с войны, ей было всего пять лет, но она прекрасно помнит, какой радостью наполнился их дом, да и все остальные, куда с Победой вернулись родные. После войны прадед работал на заводе по изготовлению масла и сыра. Они с прабабушкой воспитали семерых детей, которые стали достойными людьми.

Умер прадед в 1970 году от инфаркта. Очень трогательным был бабушкин рассказ. В канун праздника мы каждый год ходим с бабушкой на кладбище, возлагаем цветы и некоторое время сидим молча, каждый думая о своем.

Заканчивая свое сочинение, я хочу обратиться ко всему молодому поколению: “Чтобы не повторилась эта страшная война, чтобы жизнь на земле не содрогнулась от разрывов бомб, снарядов, чтобы не плакали матери, помните – какой ценой досталась Победа! Берегите мир! Берегите память!”



Мой прадед