Краткое содержание Zoo, или Письма не о любви Шкловский

Zoo, или Письма не о любви

Нелегально эмигрировав из Советской России в 1922 г., автор прибыл в Берлин. Здесь он встретил многих русских писателей, которые, как и большинство русских эмигрантов, жили в районе станции метро Zoo. Zoo – это зоологический сад, и поэтому, решив представить русскую литературно-художественную эмиграцию, пребывающую в Берлине среди равнодушных и занятых собой немцев, автор стал описывать этих русских как представителей некой экзотической фауны, совершенно не приспособленных к нормальной европейской жизни. И потому

им место в зоологическом саду. С особой уверенностью автор относил это к себе.

Как большинство русских, прошедших через две войны и две революции, он даже есть не умел по-европейски – слишком наклонялся к тарелке. Брюки тоже были не такие, как надо, – без необходимой заглаженной складки. И еще у русских более тяжелая походка, чем у среднего европейца.

Начав работать над этой книгой, автор вскоре обнаружил две важные для себя веши. Первое: оказывается, он влюблен в красивую и умную женщину по имени Аля. Второе: жить за границей он не может, так как от этой жизни он портится, приобретая привычки заурядного европейца.

Он должен вернуться в Россию, где остались друзья и где, как он чувствует, нужен он сам, его книги, его идеи (идеи его все связаны с теорией прозы). Тогда эта книга устроилась следующим образом: письма от автора к Але и письма от Али к автору, написанные им самим. Аля запрещает писать о любви.

Он пишет о литературе, о русских писателях в изгнании, о невозможности жить в Берлине, о многом другом. Получается интересно.

Русский писатель Алексей Михайлович Ремизов изобрел Великий обезьяний орден по типу масонской ложи. Жил он в Берлине примерно так, как жил бы здесь обезьяний царь Асыка.

Русский писатель Андрей Белый, с которым автор не раз по ошибке менялся кашне, эффектом своих выступлений нисколько не уступал настоящему шаману.

Русский художник Иван Пуни в Берлине много работал. В России он тоже был очень занят работой и не сразу заметил революцию.

Русский художник Марк Шагал не принадлежит культурному миру, а просто как рисовал лучше всех у себя в Витебске, так и рисует лучше всех в Европе.

Русский писатель Илья Эренбург курит постоянно трубку, но хороший ли он писатель, так до сих пор и не известно.

Русский филолог Роман Якобсон отличается тем, что носит узкие брюки, имеет рыжие волосы и может жить в Европе.

Русский филолог Петр Богатырев, напротив, жить в Европе не может и, чтобы хоть как-то уцелеть, должен поселиться в концентрационном лагере для русских казаков, ожидающих возвращения в Россию. Для русских в Берлине издается несколько газет, а для обезьяны в зоологическом саду ни одной, а ведь она тоже скучает по родине. В конце концов автор мог бы взять это на себя.

Написав двадцать два письма (восемнадцать Але и четыре от Али), автор понимает, что его положение во всех отношениях безнадежно, адресует последнее, двадцать третье письмо во ВЦИК РСФСР и просит разрешить ему вернуться. При этом напоминает, что когда-то при взятии Эрзерума зарубили всех, кто сдался. И это теперь представляется неправильным.

Вариант 2

Многие русские эмигранты, нашедшие пристанище в Берлине, обосновались в районе станции метро Zoo. Подобно зверушкам, вырванным из привычного окружения и посаженным в клетки, некомфортно чувствовали себя в чужой стране и русские. Европейские манеры и нравы были далеки русской душе. Легкость европейской походки никак не могла передаться эмигранту, предпринявшему попытки подражать местному населению.

Обращали внимание немцы и на особенности рациона русских, их неумение правильно пользоваться столовыми приборами. Даже костюм здорово отличался у представителей разных стран. Перенять все привычки немца и влиться в новое общество, чувствуя себя его неотъемлемой частицей, удавалось лишь единицам из тех, кто приехал в Берлин в поисках лучшей жизни.

Письма автора к возлюбленной Але открывают мир человека, страстно желающего вернуться на родину. Он постепенно приходит к мысли, Что дело ни сколько в местных нравах и моде, сколько в разности менталитетов людей. Человек, прошедший через несколько революций и две войны, иначе воспринимает происходящее вокруг.

Вынужденное изгнание не стало поводом для измены своим принципам и приоритетам.

Автор продолжает развивать линию сходства русских за границей с зоопарком. Ярким примером кича является писатель Ремизов, создавший в Берлине подобие масонского ордена. Но больно уж схожи эти попытки с намерениями стать обезьяньим королем.

Но некоторые продолжают свое дело, не обращая внимания на обстановку. Шагал продолжает рисовать в Берлине столь же зрелищные и достойные внимания работы, какими он баловал взгляд невольного зрителя и в Минске.

А вот Роману Якобсону местная мода пришлась по вкусу. Филолог быстро обновил свой гардероб и вскоре выглядел как истинный европеец, настолько влился он в новый костюм и в новую жизнь.

Автор понимает, что для русских еще и газеты издаются, которых обезьянам в зоопарке не видать. Но газеты не могут вернуть ощущения причастности к событиям родного края. Вместе с последним письмом Але автор решается подать прошение о разрешение вернуться на родину



Краткое содержание Zoo, или Письма не о любви Шкловский