Краткое содержание Верую! Шукшин

Верую!

Не может понять Максим, что за тоска гложет его изнутри, все ищет, откуда она взялась да почему. Он понимает, что душевная болезнь не менее серьезная, чем и любая телесная, только как донести это окружающим он не понимает.

Вот и жена снисходительно и с изрядной долей презрения относится к нему из-за тоски, овладевшей его душою. Не понимала она ни самой тоски мужниной, ни того, с чего она приключилась.

А Максиму ничего не помогает: пробовал и запоями пить, и работать, не поднимая головы. Так что же такое в душе его происходит? Отчего

так тяжко на ней? Осталось одно – обратиться с вопросами к попу, к родственнику Ильи Лапшина.

Пришел, а там – застолье. Илья уже осоловел значительно, лишь что-то лопотал о том, что принесет десять барсуков на входные, на что поп твердил, что ему нужно всего-то три, но жирных. Максим присоединился к приятелям.

Батюшка – мужчина лет шестидесяти, крепкий, с широкими плечами и большими руками. Смотрит взглядом ясным, проницательным, несколько даже нахальным. Не похож он на благостного да постного, больше пристало с такой внешностью прятаться от уплаты алиментов.

Но Максиму было с ним интересно беседовать. Как выяснилось, что главное, во что служитель верует, так это жизнь – с ее красками, разнообразием, мудростью.

Батюшка откровенно и не таясь признался собеседнику, что даже не представляет, что ожидает их за порогом смерти. Самое главное – радоваться жизни здесь и сейчас, вот тут тебе и рай, и ад. А прожить ее надо так, чтоб потом не страшно было и на раскаленной сковороде оказаться.

Жизнь должна быть, как песня, короткая и яркая, после которой даже помереть не жалко. И ведь все это рассказывал тот, кто сильно болен был: у попа легкие были поражены, оттого и барсучий жир требовался.

А глядишь, говорил с Максимом так, что поневоле и в нем просыпалась такая же неукротимая тяга жить и огромное желание верить. Хотя бы в ту самую авиацию с механизацией, в революцию научную и сельское хозяйство, в невесомость в космосе!

Все желание жить выплеснулось в безумном танце попа со своими приятелями, залихватском и неукротимом. Под яростные возгласы: “Верую!”. Это был, по сути своей, настоящий гимн жизни, который заставлял Максима забыть о своей душевной немощи, дрожи в коленках.

Он звал не сдаваться, бороться и упрямо идти вперед, отдавая все свои силы родной земле, которая обязательно воздаст тебе в ответ благами.



Краткое содержание Верую! Шукшин