Краткое содержание Сказание о граде Китеже

Сказание о граде Китеже

Сказание о граде Китеже представляет собою летопись – свидетельство о подлинных событиях. До сих пор рассказывает народ о Китеже с серьезностью и строгостью подлинной веры, а “Китежский летописец” почитается как книга о святом. В прямом смысле это и есть книга о святом: основатель и мученик Китежа, князь Георгий Всеволодович, причислен православной церковью к лику святых.

Итак, письменная версия китежской легенды начинается генеалогией “святого благоверного и великого князя Георгия Всеволодовича”.

Суздальский князь Юрий II (1189-1237), герой злополучной битвы на реке Сити, внук Юрия Долгорукого, ведет здесь свое происхождение от псковского князя Всеволода Мстиславича, которому, в свою очередь, приписаны не соответствующие исторической действительности факты: например, обращение из язычества в христианство. Вслед за легендарной родословной Георгия Всеволодовича, которая оканчивается 6671 (1163) г., рассказывается о его прибытии из Пскова к “благоверному и великому князю Михаилу Черниговскому” и о дружеской их встрече.

Георгий Всеволодович испрашивает у князя Михаила “грамоту в Русии нашей по градом церкви божии строити, тако же и грады”. Князь Михаил соглашается и предрекает князю Георгию “за сие доброе изволение мзду в день пришествия Христова”. Затем, повелев написать грамоту, едет сам провожать гостя.

Указан при этом 6672 (1164) год.

Князь Георгий Всеволодович, сын святого князя Всеволода – Гавриила Псковского, являлся великим храмостроителем Древней Руси. Он ездил по городам и строил церкви. Знаменательно, что храмы, построенные им, были в честь Богоматери. В Новгороде он построил церковь во имя Успения, через Псков проехал в Москву и там также воздвиг Успенскую церковь. В Ростове встретился он с Андреем Боголюбским, поставил храм в честь Богоматери и, обретя мощи просветителя Ростовской земли, епископа Леонтия, повелел Андрею Боголюбскому ехать в Муром и там заложить церковь во имя Успения.

Сам же поехал в Ярославль, что на берегу Волги-реки, сел в струг и поплыл вниз по Волге. Пристав к берегу, построил там град Малый Китеж. Жители Малого Китежа молили святого князя внести в их град чудотворную Феодоровскую икону Богоматери, но “образ той не пойде с места того, ни мало не поступи”, и на том месте, где осталась икона, князь построил монастырь.

От Малого Китежа начинается “сухой путь” князя Георгия.

Он переехал реку Керженец и прибыл к озеру Светлояру. Увидев, что “место то вельми прекрасно”, закладывает на берегу озера град именем Большой Китеж. Копают рвы, возвдигают три церкви (церковь во имя Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, церковь во имя Пресвятой Богородицы Успения и церковь во имя Благовещения), дважды обмеривают будущий город в длину и в ширину, и, наконец, три года спустя город построен.

Произошло это в 6676 (1167) г. Город был в длину двести сажен, а в ширину сто пятьдесят.

Выстроив его, князь Георгий возвращается в Малый Китеж и приказывает измерить расстояние между Большим Китежем и Китежем Малым. Потом, воздав хвалу Всевышнему и повелев написать книгу “Летописец”, едет в родной Псков. Люди провожают его с великой честью.

Благоверный же князь Георгий Всеволодович, когда приехал во град свой, много дней пребывал в молитве и посте, раздавая милостыню нищим.

Большой Китеж простоял на земле всего только семьдесят пять лет. В 6747 (1239) г. пришел на Русь воевать нечестивый и безбожный царь Батый. Князь Георгий, уже глубокий старец, молитвой собрал рать и сразился с Батыем: была битва велика и кровопролитна. Затем князь бежал в Малый Китеж, затворился там на некоторое время, а потом, ночью, тайно, отступил с войском к Большому Китежу. Батый взял Малый Китеж, истребил всех жителей и стал искать пути в стольный град Китеж.

Нашелся изменник, Гришка Городня, или Кутерьма: не вынесши мук от татар, он повел их к Большому Китежу “Батыевой тропой”, которую доныне показывают в заволжских лесах. Батый подошел к Большому Китежу, напал на город со своим огромным войском. Воинство князя Георгия разбито под стенами города, сам же он пал в битве четвертого февраля.

Далее следует повествование о чуде над градом Китежем или, вернее, апология чуда: ссылками на жития святых отцов доказывается, что “невидим будет Большой Китеж даже до пришествия Христова” и что “в последние дни и времена будет сие, что грады и монастыри сокровенные будут”. Сказание о Китеже знает три варианта рассказа о невидимом существовании града.

По одному преданию, Большой Китеж укрыла земля. Его церкви, соборы, святые ворота, ограды скрыты отныне в земле, там же, где они стояли до Батыева разорения. Под большим холмом находится собор Воздвижения – в этом месте долго и прилежно молятся, как перед главной китежской святыней.

Китежские ворота совсем недалеко от поверхности земли, всего четверти на две: когда мужики в прежние времена пахали в этом месте, случалось, что их соха задевала за кресты.

По другой версии, град Китеж укрылся в светлых водах озера Светлояра Там, в чистой глуби, сияют его кресты, и оттуда доносится его благословенный звон. По Светлояру не ездят в лодке, грех купаться в его священных водах, грех ловить рыбу: если рыбу из Светлояра выловить, то и в Волге ее не будет.

По третьей версии, град Китеж не ушел в землю и не скрылся под водой: он стоит на тех же холмах, где стоял, так же блещут золотом восьмиконечные кресты его храмов, так же гудит успенский звон, так же крепки его стены и святые ворота, так же жив праведный люд и священнический чин – и лишь мы, по грехам нашим, не видим этого. Для нас незрим этот город, но прошедшие путь подвига и веры видят своими очами незримые нам соборы, тесные иноческие кельи.

Вслед за этой второй, апологетической частью повествование снова ненадолго возвращается к событиям и лицам историческим: говорится о “погребении честных мощей” Георгия Всеволодовича, об убиении Батыем князя Михаила Черниговского и боярина Федора, затем Меркурия Смоленского. Эта третья часть оканчивается указанием, что “запустение Московского царства и того Большого Китежа” было в лето 6756 (1248).

Наконец, последняя, четвертая часть, начинающаяся словами “Аще ли же который человек обещается истинно итти в него, а не ложно”, представляет собою совершенно самостоятельное, мало с предыдущим связанное рассуждение о пути подвижника в “сокровенный” Китеж. Речь идет о духовном искусе и злых соблазнах, предшествующих вступлению в чудесный град или, как он чаще тут называется, монастырь. В конце следует славословие Богу, Богородице и всем святым.



Краткое содержание Сказание о граде Китеже