Краткое содержание Руненберг Тик

Руненберг

Молодой стрелок по имени Христиан задумчиво сидел посреди гор, близ охотничьего шалаша, поджидая дичь, и вспоминал о прошлом, о том, как в молодые годы оставил позади родину в надежде “вырваться из круга всего, к чему привык с детства…” и отыскать свое счастье на чужбине. Загрустив, он покинул свой пост и медленно спустился с горы к берегу ручья, где пробыл до глубокой ночи, вслушиваясь в переменчивую мелодию волн.

По-прежнему оставаясь углубленным в свои мысли, Христиан бездумно выдернул из земли торчавший корень и

в то же время услышал под почвою глухой протяжный стон, потрясший его душу. В припадке страха молодой стрелок собирался покинуть столь тревожные места, как вдруг увидел позади себя доселе незамеченного мужчину, ласково ему поклонившегося и осведомившегося о причине его беспокойства. Собравшись с духом, Христиан поведал незнакомцу о таинственных скорбных звуках, мрачно проведенном вечере и снедающей его меланхолии. “Ты молод еще, и не в силах переносить суровость одинокой жизни”, – промолвил мужчина, решив на некоторое время составить своему новому товарищу компанию в путешествии.

“Они шли, и незнакомец казался уже старинным приятелем юноше”. Чтобы как-то развлечься в пути, молодой стрелок начал рассказ о своей жизни у родительского очага. Отец его был садовником, страстно любящим свое ремесло и планирующим обучить ему сына. Но тот терпеть не мог ухаживать за цветами. Вместо этого Христиан грезил стать рыболовом, затем торговцем, отчего даже отправился к купцу в город, но вскоре вернулся разочарованным домой.

Влечение к охотничьему образу жизни зародилось в мечтательном юноше однажды, когда батюшка заговорил про горы, “по которым езжал в молодости”. С тех пор жизнь под родным кровом стала Христиану не мила, и одним весенним утром он решил навсегда покинуть отчий дом.

“Новый мир открылся передо мной; я не чувствовал усталости”. Обходив большую часть манящих гор, юноша вышел к жилищу старого лесничего, у которого вот уже как три месяца состоит на службе, попутно изучая местные края и обучаясь охоте.

Выйдя, наконец, из дебрей темного леса к расколотому горному хребту, незнакомец крайне настоятельно посоветовал Христиану направить свои стопы дальше по тропинке, ведущей к выветрившимся развалинам замка Руненберг, а сам исчез в темной бездне расщелины, на дне которой, рядом со старой шахтой было расположено его жилище.

Следуя совету случайно приобретенного друга, юный охотник добрался до древнего здания и заметил свет в одном из окон. “Устремленный туда взор его проник во внутренность древней обширной залы”, где обворожительной красоты женщина раздевалась под звуки своего мелодичного пения. “Нагая прохаживалась она по зале взад и вперед; тяжелые вьющиеся кудри образовали около нее темное волнистое море, из которого блестящие члены нежного тела сияли подобно белому мрамору”. Спустя некоторое время чарующая нимфа подошла к золотому поставцу, вынув из него усыпанную драгоценными камнями каменную дощечку, а затем внезапно оказалась у окошка, отворив его, и протянула испуганному Христиану свой волшебный сувенир, сказав: “Прими на память!”. Все исчезло перед глазами одурманенного молодого человека.

Наступило утро. Христиан проснулся на красивом холме. Руненбергские развалины остались далеко позади.

Удивленный и смущенный юнец принял случившееся в темную пору за сон.

Рассчитывая добраться до знакомых земель, он около полудня набрел на уютную, но незнакомую деревеньку. Сладостные звуки органа привлекли его в церковь. Слушая проповедь благочестивого проповедника, Христиан случайно увидел молодую девушку, более других углубленную в молитву. “Никогда еще сердце юноши не бывало так полно любви”.

Мрачный призрак ночи отстал от него и удалился.

В этот день все село праздновало жатву, и юноша решил присоединиться к гулянию, тем более что в веселой толпе оказалась и девушка из церкви – молодая Лизавета, дочь богатого мызника. Пока пленительная красотка наслаждалась танцами, Христиан познакомился с ее родителями и поступил в услужение садовником в их дом.

С этой поры для покинувшего отчизну странника началась новая жизнь. Вскоре все в доме, особенно хозяйская дочь, сердечно его полюбили. Прошло полгода, и Лизавета вышла замуж за Христиана.

А еще через год он стал отцом удивительной крохи, названной Леонорой.

Шло время, молодой садовник наслаждался счастьем, омраченным лишь тоской по родителям. “Особливо думал он, как бы порадовался отец тихим его счастьем и садовничьим ремеслом”. И вот Христиан решил, наконец, пуститься в путь и посетить свою родину.

Вновь он оказался перед горным хребтом. “Ноги его подкашивались; часто останавливался он и сам удивлялся своей боязни и трепету”. Решив отдохнуть в тени раскидистого дерева, Христиан заметил под ним старика, с интересом разглядывающего цветок. Лицо его показалось юноше смутно знакомым.

То был его отец. Обрадованные встречей родственники кинулись друг другу в объятия. Вместе с заново обретенным отцом, жена которого умерла, а кров опустел, Христиан вернулся к жене и ребенку.

Минуло пять лет. В дом к некогда простому садовнику, ставшему теперь одним из виднейших людей во всем околотке, на постой попросился чужестранец, возвращавшийся из путешествия. Три месяца ютился незваный гость у дружной и приветливой семьи.

На четвертый он вновь собрался в путь, оставив на сохранение Христиану свои сбережения. “Если я не возвращусь в течение года, то удержите их как знак благодарности за оказанную вами мне дружбу”, – молвил он и уехал.

Слишком усердно хранил доверенное золото Христиан, слишком часто его пересчитывал, радуясь кокетливому подмигиванию монет и в тайне надеясь, что владелец сокровищ никогда не вернется за ними. Жадность постепенно пожирала в прошлом бескорыстного юношу.

Истек условленный срок. О чужестранце не было вестей, и его состояние было потреблено на расширение хозяйства. Скоро в деревне заговорили о процветании молодого мызника. Христиан был радостен и доволен.

Однако вскоре Лизавета стала замечать за своим мужем некоторые странности: он бредил во сне, в беспамятстве расхаживая по комнате и бормоча что-то о чужеземце и о прекрасной нагой даме, не выходил работать в поле, утверждая, что слышит ужасный подземный стон, как только выдернет какой-нибудь корень. Отец пытался помочь своему сыну, “убеждал его вернуться на путь истинный”, старался вывести из “мира диких скал”. “Я помню ясно, как растение впервые ознакомило меня с горем земного мира; с той поры понял я вздохи и ропот, которые всюду раздаются в природе, стоит только прислушаться; в растениях, травах, цветах и деревьях болезненно гноится обширная язва; все они труп прежнего, роскошного, скалистого мира; все они являют очам нашим страшное тление. Я понимаю теперь, это самое хотел мне поведать тот корень своим тяжким вздохом; он забылся от муки и все открыл мне”, – сказал Христиан старику в ответ на все его уговоры, вновь поддавшись разъедающей меланхолии.

Во время очередного праздника жатвы он не отправился в церковь, не принял участия в деревенских гуляниях. Вместо этого снедаемый тоской молодой человек бесцельно бродил по лесным тропкам, где ему неожиданно повстречалась отвратительного вида старуха, представившая лесной женщиной. После короткого разговора скрюченная бабка проворно скрылась меж деревьев, обронив давно утерянную и позабытую Христианом магическую дощечку с драгоценными камнями, что некогда вручила ему обнаженная красотка из замка Руненберг.

Неужели именно эта дивная дама обратилась перед ним отвратной ведьмой? Видел ли он на самом деле среди ветвей ее упругий стан и блеск золотого плаща? Как бы там ни было, случайная находка воспламенила тлеющую внутри алчность.

Некогда примерный муж позабыл о жене, решив направиться в обвалившуюся шахту на поиски богатств, и сгинул в ее непроглядном мраке. Все село сожалело о пропавшем мызнике.

Прошло два года. Умер отец Христиана, сошли в могилу и родители Лизаветы. Молодая вдова заново вышла замуж, не в силах в одиночку управиться с огромным хозяйством и безуспешно противиться неминуемому разорению.

Несмотря на ее упорный труд, от былого имущества осталось в итоге всего лишь несколько овец и одна корова.

В один из полных несчастья дней Лизавета сидела с работой на лугу и вдруг увидела странный облик, приближавшийся издали; то был человек в совершенно изорванном платье. Он нес за плечами что-то тяжелое в туго завязанном мешке. Подошедши поближе, чудаковатый оборванец поздоровался с обескураженной женщиной и представился ей давно исчезнувшим Христианом, отыскавшим таки несказанные богатства. В подтверждение своих слов развязал он и вытряс мешок, наполненный обыкновеными камнями, схватил два кремня, ударил друг об друга, высекая искры и горячо утверждая о затаенном в их сердцах огне.

Лизавета не знала, что делать, от испуга и жалости. Безумец же отвернулся, направился к лесу, где его поджидала ужасная лесная женщина, и скрылся из виду. С тех пор несчастный не показывался более.

Вариант 2

Христиан был сыном садовника, который так сильно любил свою профессию, что пытался и сыну навязать любовь к цветам. Христиан вырос и решил не идти по стопам отца, а отправился странствовать. В горах он наткнулся на хижину охотника и вот уже 3 месяца служит у него стрелком. Однажды на охоте, ожидая дичь, Христиан выдернул из земли корешок и услышал стон из-под земли.

Испугавшись, он кинулся прочь и наткнулся на незнакомца. Он рассказал ему о произошедшем и вскоре они, как старые друзья уже шли по направлению дома Христиана.

Незнакомец посоветовал Христиану пойти к замку Руненберг и Христиан, простившись с новым другом, пошел к развалинам. Там он увидит в окне обнаженную поющую девушку. Неземная красавица подошла к окну и отдала Христиану драгоценную каменную дощечку на память. Поутру Христиан, проснувшись, не помнил как оказался вблизи деревушки. Он зашел в местную церковь и там повстречал Лизавету.

Влюбившись в нее, он пошел к родителям Лизаветы и устроился в ее доме садовником. Через полгода Христиан и Лизавета поженились, а еще спустя год у них родилась крошка доченька. Христиан все чаще стал вспоминать о доме родном и думать, как был бы счастлив его отец, узнав, что его сын пошел по его стопам. Христиан решил навестить родину.

Проходя через горы, он встретил своего овдовевшего отца и они вместе вернулись в новый дом Христиана.

Прошло еще 5 лет, и дом Христиана стал богатым и процветающим. В семье царил мир. Однажды на постой к ним попросился путник. Прожив в семье Христиана 3 месяца, гость засобирался в путь.

Он передал Христиану все свое золото и сбережения с условием, что если через год он не придет, то Христиан может оставить богатство себе. В течение года Христиан надеялся, что странник так и не вернется. Он часто перечитывал золото. Вышел срок, а путника не было и Христиан завладел богатством.

Его жена заметила, что Христиан стал мрачен и работать больше не выходит. Христиан объяснил, что не может больше полоть сорняки так, как слышит, как кричит земля.

Гуляя в лесу он встретил страшную женщину, которая вновь преподнесла ему драгоценную каменную дощечку, и Христиана потянуло на поиски сокровищ. Прошло 2 года. Лизавета осталась совсем одна и вышла замуж второй раз, чтобы совсем не разориться. И когда Лизавета сидела на лугу за работой к ней подошел странник весь в рванине и представился Христианом.

Он сказал, что его заплечный мешок полон драгоценностями. Вытащив из мешка два простых булыжника, даром высек искры. Лизавета была напугана этим сумасшедшим, но он сам удалился, подхватив мешок. Христиан направился в лес, где его ждала та страшная женщина, передавшая дощечку.

Он скрылся с лесной женщиной из виду и больше никогда не появлялся.



Краткое содержание Руненберг Тик