Краткое содержание Особые приметы Гойтисоло

Особые приметы

Альваро Мендиола, испанский журналист и кинорежиссер, давно живущий во Франции в добровольном изгнании, перенеся тяжелый сердечный приступ, после которого врачи предписали ему покой, вместе с женой Долорес приезжает в Испанию. Под сенью родного дома, принадлежавшего некогда многочисленному семейству, от которого остался один он, Альваро перебирает в памяти всю свою жизнь, историю семьи, историю Испании. Прошлое и настоящее мешаются в его сознании, образуя калейдоскопическую картину из людей и событий; постепенно вырисовываются

контуры семейной истории, неразрывно связанной с историей страны.

В свое время богатейшему семейству Мендиола принадлежали обширные плантации на Кубе, завод по переработке сахара и множество черных рабов – все это было основой благосостояния процветавшего в ту пору клана. Прадед героя, бедный астурийский идальго, когда-то уехал в Америку, надеясь сколотить состояние, и вполне в этом преуспел. Однако далее история семьи идет по нисходящей: дети его унаследовали огромное состояние, но отнюдь не таланты и не работоспособность отца. Сахарный завод пришлось продать, а после того как в 1898 г. Испания потеряла последние колонии, семья распалась.

Дед Альваро обосновался в предместье Барселоны, где купил большой дом и жил на широкую ногу: помимо городского дома у семьи было имение под Барселоной и родовой дом в Йесте. Альваро вспоминает все это, разглядывая альбом с семейными фотографиями. С них глядят на него люди, которых давно нет в живых: один погиб в гражданскую войну, другой покончил с собой на берегу Женевского озера, кто-то просто умер своей смертью.

Листая альбом, Альваро вспоминает свое детство, набожную сеньориту Лурдес, гувернантку, читавшую ему книгу о младенцах-мучениках; вспоминает, как вскоре после победы Народного фронта, когда по всей Испании жгли церкви, экзальтированная гувернантка пыталась войти вместе с ним в горящую церковь, чтобы пострадать за веру, и была остановлена милисианос. Альваро вспоминает, как враждебно относились в доме к новой власти, как отец уехал в Йесте, а вскоре оттуда пришло известие, что его расстреляли милисианос; как в конце концов семья бежала в курортный городок на юге Франции и там ждала победы франкистов, жадно ловя новости с фронтов.

Повзрослев, Альваро разошелся со своими близкими – с теми, кто еще уцелел: все его симпатии на стороне республиканцев. Собственно, размышления о событиях 1936-1939 гг., о том, как они сказались на облике Испании середины шестидесятых, когда Альваро возвращается на родину, красной нитью проходят через всю книгу. Он покинул родину довольно давно, после того как был в штыки встречен его документальный фильм, где он пытался показать не туристический рай, в который режим пытался превратить страну, а другую Испанию – Испанию голодных и обездоленных.

После этого фильма он стал парией среди соотечественников и предпочел жить во Франции.

Теперь, оглядываясь на свое детство, на близких людей, Альваро видит и оценивает их через призму своих нынешних взглядов. Теплое отношение к родным соединяется с пониманием того, что все они были историческим анахронизмом, что умудрялись жить, не замечая происходящих вокруг перемен, за что судьба и наказала их. Далекие годы гражданской войны приближаются почти вплотную, когда Альваро едет в Йесте взглянуть на то место, где погиб отец. Герой почти не помнит отца, и это мучает его.

Стоя у сохранившегося на месте расстрела креста и глядя на пейзаж, почти не изменившийся за про шедшие годы, Альваро пытается представить, что же должен был чувствовать этот человек. Расстрел отца Альваро, а вместе с ним еще нескольких человек был своего рода актом мести: за некоторое время до того правительство жестоко расправилось в этих местах с крестьянами, выступившими против воли властей. О бесчинствах и жестокости Альваро рассказывает один из немногих уцелевших очевидцев этой давней трагедии.

Слушая этого крестьянина, Альваро думает о том, что нет и не могло быть правых или виноватых в той войне, как нет побежденных и победителей, есть только проигравшая Испания.

Так, в постоянных воспоминаниях проводит Альваро месяц в Испании. Годы, которые он прожил вдали от нее, опьяненный свободой, теперь представляются ему пустыми – он не научился ответственности, которую обрели многие его друзья, оставшиеся в стране. Это чувство ответственности дается тяжелыми испытаниями, такими, например, какие выпали на долю Антонио, друга Альваро, с которым они вместе снимали документальный фильм, вызвавший столько нападок. Антонио был арестован, провел восемнадцать месяцев в тюрьме, а потом выслан в родные края, где он должен был жить под постоянным наблюдением полиции. Областное полицейское управление следило за каждым его шагом и вело записи в специальном дневнике, копию которого адвокат Антонио получил после процесса, – дневник этот обильно цитируется в книге.

Альваро вспоминает, что делал он в то время. Его вживание в новую, парижскую жизнь тоже было непростым: обязательное участие в собраниях различных республиканских групп, чтобы не порывать связи с испанской эмиграцией, и участие в мероприятиях левой французской интеллигенции, для которой – после истории с фильмом – он был объектом благотворительности. Альваро вспоминает свою встречу с Долорес, начало их любви, свою поездку на Кубу, друзей, с которыми участвовал в антифранкистском студенческом движении.

Все его попытки связать прошлое и настоящее преследуют лишь одну цель – вновь обрести родину, чувство единения с нею. Альваро очень болезненно воспринимает происшедшие в стране перемены, то, с какой легкостью острейшие проблемы были прикрыты картонным фасадом процветания ради привлечения туристов, и то, с какой легкостью народ Испании смирился с этим. В конце своего пребывания в Испании – ив конце романа – Альваро едет на гору Монжуик в Барселоне, где был расстрелян президент Женералитата, правительства Каталонии, Луис Компанис. И невдалеке от этого места, где конеч, но же нет никакого памятника, видит группу туристов, которым гид рассказывает о том, что тут в годы гражданской войны красные расстреливали священнослужителей и высших офицеров, поэтому тут поставлен памятник павшим. Альваро не обращает внимания на привычно официальную трактовку национальной трагедии, к этому он давно привык.

Его поражает то, что туристы фотографируются на фоне памятника, переспрашивая друг друга, о какой войне говорил гид. И глядя с высоты Монжуика на лежащую внизу Барселону, Альваро думает о том, что победа режима – еще не победа, что жизнь народа все равно идет сама по себе и что он должен попытаться запечатлеть правдиво то, чему был свидетелем. Таков внутренний итог его поездки на родину.

Вариант 2

Журналист и режиссер Альваро Мендиола после 30-летнего отсутствия возвращается в Испанию вместе с женой Долорес. Недавно в Париже он перенес сердечный приступ, ему предписан покой. Из близких никого не осталось. В родном доме Альваро вспоминает историю семьи, тесно переплетенную с событиями страны 1936-1939 г.

Когда-то прадед Альваро, бедный идальго, уехал в Америку и сколотил там приличное состояние. Клан Мендиола в свое время владел обширными плантациями, сахарным заводом и рабами. Однако потомки не унаследовали работоспособность идальго и промотали состояние.

Разглядывая альбом с семейными фотографиями, Альваро вспоминает многочисленную родню: один покончил с собой, другой погиб во время гражданской войны, кто-то умер своей смертью.

Альваро вспоминает детство, набожную гувернантку, пытавшуюся войти с ним в горящую церковь, чтобы пострадать за веру. Это случилось после победы Народного фронта, когда по всей стране жгли церкви. Отцу не нравилась власть милисианос, он уехал в Йесте, потом пришло сообщение о его расстреле.

Затем семья бежала на юг Франции и дожидалась победы франкистов.

В юношестве Альваро проникся идеями республиканцев, что привело к разрыву с семьей. Будучи молодым режиссером, он снял документальный фильм об обездоленных жителях Испании. Из-за гонений пришлось перебраться во Францию.

Альваро почти не помнит отца, но решает съездить в Йесте к месту казни. Крестьянин – очевидца трагедии, рассказывает о бесчинствах того времени. В братоубийственной войне не было правых и виноватых, в конечном итоге проиграла Испания.

За месяц в Испании Альваро переосмысливает прожитые вдали от родины годы. Они кажутся пустыми. Друзья, оставшиеся в стране, прошли тяжелые испытания, научились ответственности. Антонио, с которым снимали нашумевший фильм, был арестован и полтора года провел в тюрьме, а после жил под постоянным присмотром полиции. Он сам в то время был в Париже, участвовал в мероприятиях левой интеллигенции, посещал собрания республиканцев-эмигрантов…

Мелькают воспоминания о встрече с Долорес, поездке на Кубу, участие в студенческом движении против франкистов.

Мендиола пытается связать прошлое и настоящее, чтобы обрести чувство единения с Испанией. Перемены в стране кажутся болезненными, прикрытыми нарисованным фасадом для привлечения туристов. Поражает, что народ смирился, отказался от борьбы и живет своей жизнью.

Перед отъездом Альваро едет в Барселону на гору Монжуик, ставшую местом казни президента Женералитата Каталонии – Луиса Компаниеса. Замечает неподалеку группу туристов, которым гид рассказывает, что на этой горе красные расстреливали офицеров и священников. Официальная трактовка истории гражданской войны даже не удивляет Мендиолу.

Далекие от событий туристы позируют перед камерами и переспрашивают друг друга: о какой войне рассказывал экскурсовод?

Глядя на лежащую внизу Барселону, Альваро подводит внутренний итог пребывания на родине и понимает: он должен запечатлеть все, чему был свидетелем, донести людям правду о событиях тех лет. Ведь победа режима – не победа над умами.



Краткое содержание Особые приметы Гойтисоло