Интеллектуальная схема о французском символизме XIX-го столетия

Чтобы лучше понять тему о французском символизме XIX столетии, я создал рисунок-схему о его развитии. Мне пришлось всего-навсего использовать учебник – ничего особенного, но моя гора “Парнас” привела меня в удивление. Постараюсь описать это на словах. Вершиной моего рисунка стало солнце – символ бога Аполлона, покровителя искусства. В солнце надпись: “Парнас”, 1852 – это дата создания французской художественной группировки.

Отдельные представители молодежи, талантливые, смелые литераторы – Шарль Леконт де Лиль, Теофиль

Готье, Жозе-Мариа де Эредиа решили, что настало время выступить с манифестом, в котором они провозглашали основные принципы, следуя которым хотели создавать свое искусство. Они заявляли, что постулаты реализма, фотографической картинки действительности им не по душе, и это нельзя назвать искусством. Красота – вот высочайшая ценность, именно к ней нужно стремиться всеми фибрами души.

Французские поэты хотели, чтобы поэзия была подобна волшебной статуэтке: поэт, как художник, обязан работать над своим произведением. Волшебным резцом слова он должен вырезать каждый штрих, каждую деталь, стих должен засиять всеми гранями поэтического разнообразия громких и согласных, ассонансов и диссонансов. Например, как у Эредиа: “стоит древний храм на остром шпиле, в невозмутимом вечном сне спят в мертвом покое богини из мрамора и бронзовые герои. Все прекрасно, вечно, и только род человеческий, слеп и малодушен, не слышит волн ночных, что жалостно и глухо привлекательных сирен оплакивают сквозь сон”. Искусство (если это высокое, настоящее искусство), считали парнасцы, должно быть оторвано от реальной жизни.

Поэтому на своем рисунке я провожу у подножия горы четкую линию, которая символизирует отмежевание молодых литераторов от тех тенденций, которые остаются снизу, в реальном, будничном мире; отмежевание от того, что было присуще для реалистической литературы XIX столетия, а именно: проза действительности, проблемы жизни. Эти моменты поэты хотели выбросить со своего художественного употребления, поэтому случаются и затруднения в “укрощении рифмы”, “чтобы стих твой всегда был крылат, чтобы душа рвалась искать новые пределы, новую любовь”. Меня особенно поразил стих Поля Верлена “Осенняя песня”. Здесь много символов: осень – печальная пора года, когда все отмирает в природе и даже в жизни человека; часы – прибор для отсчета не только часов и минут, но и самой жизни; вихревой водоворот – жизненные проблемы, перипетии, в которых живет человек. Образ “пожелтевшего письма” символизирует человека, который оторвался от чего-то обычного, а куда судьба занесет – неизвестно: “Будто пожелтевшее письмо под ветра свист в безызвестность польюсь”.

Что произойдет с нами, когда нас жизнь понесет дальше? Что на нас ждет впереди? Возможно, мы долго продержимся на дереве, и нас будет согревать теплое солнышко не только летнее, но и осеннее – ведь бывает длинной и теплой осень.

И все равно, придет время – и полетит листок с дерева прочь. Что его ждет? Может, он попадет в осенний букет и еще некоторое время простоит в красивой вазе на окне, а может, ему суждено залететь на чердак и там пролежать еще долго, наблюдая за чужой жизнью, а может, он сразу попадет под чьи-то грязные подошвы, и от него не останется следа на этой земле? Я не знаю, что будет со мной в будущем. В нашем краю начинается еще только весна, я жду прихода прекрасного лето, но знаю, что когда-то должны прийти и осень, и зима.

Верлен своим стихом принудил задуматься над философским вопросом: как жить и что нужно оставить после себя миру, как попасть в “гербарий” истории или распылиться и исчезнуть в безызвестности без следа? По моему мнению, в этом и есть огромная заслуга символистов – их произведения можно читать каждого раз по-иному, они неоднозначные, символы можно объяснять в зависимости от расположения духа, воображения, возраста. Нас окружает много загадок природы, и следует прислушаться к тому, чем дышит природа, какие подсказки иногда нам дает.

У Шарля Бодлера в стихе “Соответствия” именно об этом и говорится: человека окружают символы, “сквозь них человек идет и в них человек тонет”. Во Вселенной есть все – следует только научиться не только слушать, но и слышать, не только видеть, но и ощущать “все краски и цвета, все ароматы и тона”. Французский идеалист Анри Бергсон твердил, что мир не познан, умом его постигнуть невозможно, нужно опираться на интуицию, ощущения. Философ А. Шопенгауэр тоже провозглашал: “важна не вещь, но интерпретация вещи”.

На этих философских постулатах и стояли символисты.



Интеллектуальная схема о французском символизме XIX-го столетия