Гражданская война в литературе 20 века

Революция 1917 года и гражданская война оказалась настолько значимым событием в истории России, что она не могла не отразиться в творчестве огромного количества писателей. Особенно меня поразили два произведения, касающиеся этих событий. Это роман А. Фадеева “Разгром” и “Донские рассказы” Шолохова.

А. Фадеев в своем романе “Разгром” более объективно, чем другие советские писатели того времени, осветил гражданскую войну. В основу его произведения положены реальные события. Это один из эпизодов разгрома партизанского отряда

на Дальнем Востоке.

Сам Фадеев писал об основной мысли своего романа: “В гражданской войне происходит отбор человеческого материала, все враждебное сметается революцией, а все, поднявшееся из подлинных корней революции, …развивается в этой борьбе. Происходит огромнейшая переделка людей”. Очень показательно, что писатель, говоря о героях “Разгрома”, называет их “человеческим материалом”.

Революция и гражданская война требовала именно “материала” для победы и построения нового общества. Человеческая жизнь не имела большой цены, она с легкостью приносилась в жертву во имя победы. В “Разгроме” это отчетливо показано. Многочисленный отряд Левинсона получает партийную задачу: во что бы то ни стало пробиться в свободную от противника Тудо-Вакскую долину. С большими трудностями (преследование противников, нехватка пропитания и т. д.) отряд пытается ее выполнить…

Но на подходе к долине он попадает в окружение казаков. Живыми из боя выходят только девятнадцать человек из полуторосотенного отряда. Левинсон, прорвавшись из окружения, оглядывается на отряд, “но никакого отряда не было: вся дорога была усеяна конскими и людскими трупами…” Человеческий материал истреблен, но главное – поставленная задача – была выполнена. Без сомнения, отряд Левинсона пополнится новыми бойцами, готовыми (и не совсем готовыми) “положить свою жизнь на алтарь революции”. Но партизаны погибают не только в сражениях.

Вспомним эпизод отравления безнадежно больного Фролова. Боец стал обузой для отряда, и было принято решение дать ему яд. Но несправедливо было бы представлять всех революционных деятелей, партийцев циничными и бездушными людьми, не имеющими никаких человеческих эмоций. В том то и заключалась их трагедия, что они постоянно стояли перед выбором: победа революционной идеи или человеческая жизнь, а подчас и сотни жизней. В своем романе Фадеев смотрит на события революции с позиции “красного”.

Но примечательно то, что он совсем не приукрашивает революционных будней. Даже герои у него, хотя и довольно четко делятся на положительных и отрицательных, не имеют однобокой ярко выраженной окраски. В “Донских рассказах” Шолохова, помимо исторических фактов минувших времен, привлекает общечеловеческое содержание – проповедь сострадания, согласия. Автор показывает проявление гуманности и человечности. Истинную человечность, милосердие проявляет герой рассказа “Чужая кровь” дед Гаврила.

Когда-то он с женой отправил своего единственного и горячо любимого сына Петро на войну. И жили они теперь только ожиданием его возвращения. Автор описывает, с какой заботой старики готовили для сына одежду: “…сшили полушубок на Петров рост и положили в сундук. Сапоги расхожие – скотину убирать – ему сготовили.

Мундир свой синего сукна берег дед, табаком пересыпал, чтобы моль не поела…” Гаврила так ждал своего сына, что весть о его гибели была не сразу принята и понята: “Одного сына убить?! Кормильца?! Петьку мово?! Брешешь, сукин сын!.. Не верю!” Именно родительская любовь, доброта, жалость к живому подсказали Гавриле спасти девятнадцатилетнего продкомиссара Николая, раненного кубанцем.

Старики стали постепенно забывать о погибшем сыне и полюбили “чужую кровь”. Самые теплые, ласковые слова нашлись для сына: “Петюшка”, “родимый”, “сынок”, “сынушка”. Названный сын полюбил стариков. Но финал рассказа печален: Петр возвращается на Урал, чтобы поднимать родной завод. Такой исход закономерен.

Гаврила – крестьянин, Петр – рабочий, а значит, не привязан к земле. Кроме того, он молод, горяч, верен своему делу: “…Рабочие, какие пришли из армии, снова поднимают завод на ноги… Смертно голодают сами и семьи ихние, а работают… Как же я могу жить тут? А совесть?..” Старики во второй раз теряют сына.

Но главное в этом рассказе – проявление милосердия, любви, сострадания к чужому человеку, потому что он – Человек. “Донские рассказы” заставляли размышлять над тем, обязательно ли должна была “исходить кровью” мать-Родина, над тем, как исчезало природное, врожденное, воспитанное семьей, почему не были использованы возможности мирного улаживания конфликта. Счет человеческих благородных поступков должен быть, по Шолохову, такой: скольких ты спас, скольким облегчил жизнь, сколько сберег красоты на земле, а не скольких ты истребил, осиротил, скольким отравил существование. Таким образом, гуманизм разными писателями понимается по-разному.

Если у Фадеева гуманизм подчиняется законам военного времени, то у Шолохова нет ничего превыше нравственно-моральных ориентиров, святых во все времена.



Гражданская война в литературе 20 века