Физика и литература

В жизни, порой, не замечая этого, физика и литература тесно переплетаются. Еще с древности люди для того, чтобы донести до потомков литературное слово, использовали изобретения, основываясь на знаниях физики. О жизни немецкого изобретателя Иоганна Гуттенберга известно мало. Однако, великий изобретатель, чтобы донести до нас литературные шедевры, изучал законы физики и механики. В организованной им типографии, он напечатал первые в Европе книги, что сыграло огромную роль в развитии человечества.

Первый русский печатник – Иван Федоров,

современникам был известен, как ученый и изобретатель. Он, например, умел отливать пушки, изобрел многоствольную мортиру. А первые замечательные образы литературного и полиграфического искусства – “Апостол” (1564 г.) и “Часовник” (1565 г.) навеки останутся в народной памяти.

Имя Михаила Васильевича Ломоносова мы называем одним из первых в ряду самых замечательных представителей отечественной науки и культуры. Великий физик, он оставил ряд трудов, имеющих важное значение для промышленного развития России. Большое место в его научных трудах занимала оптика.

Он сам изготовлял оптические приборы и оригинальные зеркальные телескопы. Исследуя небо с помощью своих приборов, вдохновленный бесконечностью Вселенной, Ломоносов писал прекрасные стихи: Открылась бездна звезд полна. Звездам числа нет, бездне – дна… Без такой науки, как физика не было бы такого литературного жанра, как научно – фантастический роман. Одним из создателей этого жанра стал французский писатель Жюль Верн (1828 – 1905 гг.) Вдохновленный великими открытиями XIX века, знаменитый писатель окружил физику романтическим ореолом.

Все его книги “С Земли на Луну” (1865 г.), “Дети капитана Гранта” (1867-68 гг.), “20 000 лье под водой” (1869-70 гг.), “Таинственный остров” (1875 г.) проникнуты романтикой этой науки. В свою очередь, многих изобретателей и конструкторов вдохновляли невероятные приключения героев Жюля Верна. Так, например, швейцарский ученый – физик Огюст Пиккар, словно повторяя пути фантастических героев, поднимался на изобретенном им стратостате в стратосферу, делая первый шаг на пути к раскрытию тайны космических лучей. Следующим увлечением О. Пиккара была идея покорения морских глубин.

Изобретатель сам погружался на морское дно, на построенном им батискафе (1948 год). Еще около 160 лет назад в журнале “Отечественные записки” были опубликованы “Письма об изучении природы” (1844 – 1845 гг.) А. И. Герцена – одно из самых значительных и оригинальных произведений в истории как философской, так и естественно-научной русской мысли. Революционера, философа, автора одного из шедевров русской классической литературы сочинения “Былое и думы” – Герцена, тем не менее, живо интересовали естественные науки, в том числе физика, что он неоднократно подчеркивал в своих сочинениях.

Теперь необходимо обратиться к литературному наследию Л. Н. Толстого. Во-первых, потому что великий писатель был педагогом – практиком, а во-вторых, что многие его произведения касаются естественных наук. Наиболее известна комедия “Плоды просвещения”.

Писатель крайне негативно относился “ко всяким суевериям”, он считал, что они “препятствуют истинному учению и мешают ему проникать в душу людей”. Толстой так понимал роль науки в жизни общества: во-первых, он являлся сторонником организации жизни общества на строгой научной основе; во-вторых, он делает мощный акцент на нравственно – этические нормы, и в силу этого естественные науки в трактовке Толстого оказываются науками второстепенными. Именно поэтому Толстой осмеивает в “Плодах просвещения” московское барство, в головах которого перемешаны наука и антинаука.

Надо сказать, что во времена Толстого с одной стороны тогдашняя физика переживала тяжелый кризис в связи с опытной проверками основных положений теории электромагнитного поля, которые опровергли гипотезу Максвелла о существовании мирового эфира, то есть той физической среды, которая передает электромагнитное взаимодействие; а с другой стороны было повальное увлечение спиритизмом. В своей комедии Толстой описывает сцену спиритического сеанса, где отчетливо просматривается естественнонаучный аспект. Особенно показательна лекция профессора Кругосветлова, где делается попытка дать медиумическим явлениям естественнонаучное толкование. Если же говорить о современном значении комедии Толстого, то, пожалуй, следует отметить следующее: 1. Когда по каким – либо причинам, то или иное явление природы не получает своевременного объяснения, то его псевдонаучное, а порой и антинаучная интерпретация является весьма распространенным делом.

2. Знаменателен сам факт рассмотрения писателем научной тематики в художественном произведении. Позже, в заключительной главе трактата “Что такое искусство?” (1897 год) Лев Николаевич подчеркивает взаимосвязь науки и искусства, как двух форм познания окружающего мира с учетом, разумеется, специфики каждой из этих форм. Познание через разум в одном случае и через чувства в другом. Видимо не случайно великий известный американский изобретатель Томас Алва Эдисон (1847 – 1931 гг.) один из своих первых фонографов послал Л. Н. Толстому, и благодаря этому для потомков сохранен голос великого русского писателя.

Русскому ученому Павлу Львовичу Шиллингу суждено было войти в историю благодаря его работам в области электричества. Однако одно из главных увлечений Шиллинга – востоковедение – сделало его имя широко известным. Ученый собрал огромную коллекцию тибетско-монгольских литературных памятников, ценность которой трудно преувеличить. За что в 1828 году П. Л. Шиллинг был избран членом – корреспондентом Петербургской академии наук по разряду литературы и древностей Востока.

Невозможно себе представить мировую литературу без поэзии. Физика в поэзии занимает отведенную ей достойную роль. Поэтические образы, навеянные физическими явлениями, придают зримость и предметность миру мыслей и чувств поэтов. Какие только писатели не обращались к физическим явлениям, возможно даже сами, не ведая того, описывали их. У любого физика фраза “Люблю грозу в начале мая…” вызовет ассоциации с электричеством.

Передачу звука многие поэты описывали по-разному, но всегда гениально. Так, например, А. С. Пушкин в своем стихотворении “Эхо” прекрасно описывает это явление: Ревет ли зверь в лесу глухом, Трубит ли рог, гремит ли гром, Поет ли дева за холмом – На всякий звук Свой отклик в воздухе пустом Родишь ты вдруг. У Г. Р. Державина “Эхо” выглядит немного по-другому: Но, вдруг, отдавшись от холма Возвратным грохотанием грома, Гремит и удивляет мир: Так ввек бессмертно эхо лир.

Также обращались к теме звука почти все поэты, воспевая и неизменно восхищаясь передачей его на расстояние. Кроме того, почти все физические явления вызывали у творческих людей вдохновение. Трудно найти такого поэта в мировой литературе, который бы хоть раз не написал произведения о земле и небе, о солнце и звездах, о грозе и молнии, о кометах и затмениях: И, как и всякая комета, Смущая блеском новизны, Ты мчишься мертвым комом света, Путем, лишенным прямизны! (К.

К. Случевский) У неба учишься и следуешь за ним: Сама в движении, а полюс недвижим. (Ибн Хамдис) Еще наши родители помнят спор, который разгорелся на рубеже 60-ых – 70-ых между “физиками” и “лириками”. Каждый старался найти приоритеты именно в своей науке. Не победителей, не проигравших в том споре не было, и не могло быть, так как невозможно сравнивать две формы познания окружающего мира. Хотелось бы закончить отрывком из произведения Роберта Рождественского (знаменитого шестидесятника), посвященным физикам – атомщикам.

Произведение называется “Людям, чьих фамилий я не знаю”: Сколько вы б напридумали разного! Очень нужного и удивительного! Вы – то знаете, что для разума Никаких границ не предвидено.

Как бы людям легко дышалось! Как бы людям светло любилось! И какие бы мысли бились в полушарьях земного шара!.. Но пока что над миром веет Чуть смягчающее недоверье. Но пока дипломаты высокие Сочиняют послания мягкие,- До поры и до времени все-таки Остаетесь вы безымянными.

Безымянными. Нелюдимыми. Гениальными невидимками… Каждый школьник в грядущем мире Вашей жизнью хвастаться будет… Низкий – низкий поклон вам, люди.

Вам, Великие. Без фамилий.



Физика и литература