“Давайте поклоняться доброте…”

Добро и зло. Понятия вечные и неразделимые. И пока живы дух и сознание человека, они будут бороться друг с другом, добро будет “открываться” человеку, освещая ему путь к истине. Такую борьбу представляет нам М. Булгаков в романе “Мастер и Маргарита”, причем делает это своеобразно: перед читателем одновременно проходят два пласта времени.

Один связан с жизнью Москвы тридцатых годов двадцатого века, другой – с легендой или правдой об Иешуа Га-Ноцри. Булгаков дает нам “роман в романе”, и оба они объединены одной идеей – поисками

истины и добра. Перенесемся в далекий Ершалаим, во дворец прокуратора Иудеи Понтия Пилата. В белом плаще появляется он перед человеком лет двадцати семи.

Человек этот – звали его Иешуа – обвиняется в подстрекательстве к разрушению ершалаимского храма. Арестант хотел было оправдаться. “Добрый человек!..”, но его “научили” соблюдать этикет: Крысобой вынул бич и ударил арестованного по плечам. Трудно не согласиться с тем определением, которое дал себе прокуратор: “свирепое чудовище”. Понтий Пилат живет по своим законам: он знает, что мир разделен на властвующих и подчиняющихся им; что всесилен римский император, а в Ершалаиме он наместник императора, значит, господин всех и вся.

И вдруг появляется некто, который думает иначе. У Иешуа своя жизненная философия: “злых людей нет на свете”, есть люди несчастливые, обиженные на жизнь. В его невиновности прокуратор убедился сразу. И у него уже сложился план действий: он объявит Иешуа сумасшедшим и вышлет на остров в Средиземное море, туда, где находится его резиденция. Но этому плану не суждено было воплотиться в реальность.

Иешуа казнили. За что его казнили? Иешуа казнен за то, что нес людям добро, за то, что считал их людьми, за то, что был человеком духовно независимым, имел высокую душу и высокий уровень сознания, за то, что отважился сказать свое слово о добре, об “истинной” любви к человеку. А Понтий Пилат?

Его могущество оказалось мнимым. Он трус, он верный пес кесаря и всего лишь пешка в руках императора. Но совесть мучает его, поэтому он и приказывает убить подлеца Иуду. Обратите внимание: “Но совесть мучает его”. Совесть – первый признак того, что человек стал на путь добра.

Так что есть добро? На мой взгляд, добро – это сочетание совести с “духовными” правилами человека, а также постоянная борьба добрых качеств человека с плохими. А что же Воланд?

Он воплощение зла, а в романе наказывает тех людей, у кого есть людские пороки, которые присущи злу. Мне не понятно, зачем Воланд наказывает их. Например: Степан Лиходеев, большой человек в культурном мире Москвы, – бездельник, развратник, пьяница; Никанор Иванович Босой – взяточник; Соков, буфетчик варьете, – вор…; а на сеансе черной магии в московском варьете Воланд и в прямом, и в переносном смысле раздевает некоторых гражданок, рвущихся на сцену за дармовым добром.

Увы, мир оказался таким, что лишь дьявол стал подобием судьи, ведь именно он воздал в романе всем по заслугам. А Мастер? Что стало с ним?

Ему открылась истина, и он шагнул навстречу добру, чтобы выполнить то, зачем пришел на землю, – написать роман об Иисусе Христе. Но такой герой не вписался в общество, которое существовало в тридцатых годах двадцатого века в Москве. Свора литературных критиков набросилась на него, и Мастер так же, как и Иешуа, должен заплатить за право провозгласить свою истину. Вечное стремление людей к добру неодолимо.

Прошло двадцать веков, а Иисус Христос – олицетворение добра и любви – жив в душах людей. К его образу обращались и будут обращаться люди. Значит, нельзя уничтожить добро на нашей Земле, потому что оно “живет” в нас самих.

И пока на ней будут жить люди, добро никуда не исчезнет.



“Давайте поклоняться доброте…”