Булат Окуджава – признанный основоположник авторской песни

Успех пришел к Окуджаве потому, что он обращается не к массе, а к личности, не ко всем, а к каждому в отдельности. Предметом поэзии в его мире стала обыденная, повседневная жизнь (“Полночный троллейбус”). Полночный троллейбус плывет по Москве, Москва, как река, затухает, И боль, что скворчонком стучала в виске, стихает, стихает.

Через текст стихотворения проходит развернутая метафора: троллейбус уподобляется кораблю; синий троллейбус (казалось бы, чисто внешняя деталь). Затем упоминается “крушение”: смысловой акцент приходится на

человеческие чувства, на страдания разных и незнакомых людей. И уже все пассажиры становятся “матросами”, троллейбус “плывет”, а город сравнивается с рекой. Расширение смысла – главный прием Окуджавы (развернутое сравнение).

Особый балладный ритм сти – хотворения создается за счет усеченной строки и ее повторов.

Окуджава заново открыл Москву, не парадную, а таинственный город, несущий в себе память о простых людях, об их трагических судьбах. Ах, Арбат, мой Арбат, Ты – мое призвание. Ты – и радость моя, И моя беда. (“Песенка об Арбате”) Опять расширение смысла. Небольшая улочка – источник размышлений о высших ценностях, истинных идеалах.

Идеалах, верность которым не порабощает человека, а наполняет его жизнь духовным содержанием. “Ты. – моя религия”.

Военная тема выражена в песне “Ленька Королев” . Потому что на войне, хоть и правда стреляют – Не для Леньки сырая земля, Потому что (виноват), но я Москвы не представляю Без такого, как он, короля. Соединение разговорности и напевности. В песне нет военных сражений, подвигов. “Все мои стихи и песни не столько о войне, сколько против нее”. “До свидания, мальчики!”, “Ах, война, что ж ты сделала, подлая…”.

Гуманистические принципы.

Настоящих людей так немного!

Все вы врете, что век их настал.

Посчитайте и честно и строго,

Сколько будет на каждый квартал…

На Россию – одна моя мама,

Только что ж она может одна? Честное стремление поэта найти духовную опору в советской истории, в романтике военных лет, в оптимистических ожиданиях “отдельной” поры после XX съезда сочеталось в его сознании с трезвым пониманием реальной жизни, с неприятием бездумной “веры в светлое будущее”. Недовольство поэта окружающей действительностью – проявление глубокой духовной жажды. Перед нами художественное преувеличение. “Одна моя мама” – это сказано и с болью, и с тоской, и с самоиронией: автор не включает себя в число “настоящих людей”. Это создает характерный для Окуджавы эффект доверительности. “Песенка про черного кота”: Он давно мышей не ловит, усмехается в усы, ловит нас на честном слове, на кусочке колбасы.

Оттого-то, знать, невесел дом, в котором мы живем. Надо б лампочку повесить… Денег все не соберем. Аллегорически таинственное обличение “сталинщины”.

Он не удостаивает тирана даже названия по имени, для него Сталин – частный случай вечной, всемирной ситуации, когда страх и малодушие людей, когда невежество и темнота возносят к вершине власти заурядное существо. Смысловая суть песни не устарела и сегодня и не устареет никогда.

Свои творческие принципы он сформулировал в песне “Живописцы”. “Творчество начинается с предельного приближения к повседневной реальности, погружения в обыденность (“в суету дворов арбатских”). Это приближение диктуется не рассудком, а живым чувством: “…нарисуйте и прилежно и с любовью…” Любовь к жизни в любых ее проявлениях – вот что в первую очередь объединяет художника со всеми людьми. Художники претворяют наши судьбы по-своему, переосмысливая их (“как судьи”).

И те люди, для которых творится искусство, часто оказываются непонимающими, “чужими”. Не “они”, а мы “чужие”.

Окуджава берет на себя трудную роль посредника между искусством и жизнью, с добродушной ироничностью обещая объяснить, “что непонятно”. Философская песня “Молитва”. Построена на тонком сочетании веры в справедливость мироустройства и тревожного сомнения в этой справедливости (“как верит солдат убитый, что он проживает в раю”).

Повтор “И не забудь про меня”: “Весь человек, вобравший всех людей, он стоит всех, его стоит любой” (Жан-Поль Сартр).

Господи мой Боже, зеленоглазый мой!

Пока Земля еще вертится и это ей странно самой,

Пока еще хватает времени и огня,

Дай же ты всем понемногу…

И не забудь про меня.

Исторические песни. Лучшее в нашей истории вечно, оно всегда с нами. “Я пишу исторический роман”. Речь идет не только об исторической прозе – о творчестве вообще. Искусство такая же естественная и полноправная часть жизни, как “роза красная”. И право художника на собственное видение и изображение мира – это природный закон.

Искусство не может не быть свободным. Как он дышит, так и пишет, не стараясь угодить… Так природа захотела. Совесть, благородство и достоинство – вот оно, святое наше воинство.

С одной стороны – предельная доброжелательность: Давайте восклицать, друг другом восхищаться. Высокопарных слов не стоит опасаться. (“Пожелание друзьям”) С другой – язвительная, изощренная ирония, глубочайший скепсис, сомнение в умственных способностях человечества:

Дураком быть выгодно, да очень не хочется.

Умным очень хочется, да кончится битьем



Булат Окуджава – признанный основоположник авторской песни